Комментарии эксперта

 
Развернуть

НДС: надуй и слей в мусор

 Освободив от налогообложения сделки по реализации макулатуры, мы устранили возможность неправомерной компенсации и уклонения от уплаты НДС за счет бюджета России, пресекли схемы движения макулатуры, включающие в себя многократную ее перекупку и, как это ни покажется парадоксальным, увеличили налоговые отчисления отрасли. Известный прусский военачальник Карл фон Клаузевич говорил, что стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами. Так неужели после принятия очередных изменений, заявляемых как наилучшие побуждения, победа над «схемами и злоупотреблениями» снова вернет нас в исходную точку? Какими победами потом просчитавшиеся тактики будут прикрывать свое поражение?

Pump and dump (перевод с анг. – надуй и слей в мусор) – класси­ческая схема мошенничества. Суть ее в том, что инсайдеры (обычно топ-менеджеры) при­кладывают максимум усилий для рас­кручивания ценности продаваемой продукции за счет слухов, надеясь бла­годаря этому получить быструю при­быль. Примерно такая же ситуация складывается и вокруг налога на добав­ленную стоимость (НДС). Те, кто недо­волен его отменой для операций по ре­ализации макулатуры, лома и отходов черных и цветных металлов, искусст­венно создают панику, имитируя тре­вогу за бюджет России, «недополучаю­щий» причитающиеся ему по закону поступления, и пытаются отменить ра­нее принятые изменения в Налоговый кодекс. Цель таких действия очевидна – продолжить незаконное изъятие НДС из бюджета.

Итак, обо всем по порядку.

С момента введения НДС не стиха­ют споры и скандалы вокруг этого на­лога, и каждый новый скандал рождает предпосылки как минимум для обсуж­дения причин возникновения того или иного спора и возможных способов их разрешения, а как максимум – для вне­сения корректировок и изменений, а иногда и даже новелл в действующее законодательство.

Немало уголовных дел породили схе­мы, созданные недобросовестными на­логоплательщиками и направленные на изъятие из бюджета сумм налога, предъ­являемого к возмещению. И каждый раз, отказывая в возмещении, налого­вые органы ссылались на отсутствие в бюджете источника для такого возме­щения, который по общей формуле дол­жен создавать налогоплательщик, полу­чивший сумму налога в цене реализо­ванного товаров (работы, услуги).

БЫЛО ДО ОТМЕНЫ НДС

Схемы по незаконному возмещению налога из бюджета или незаконное уменьшение налогооблагаемой базы вследствие применения «надуманного» НДС широко практиковались и по сделкам с макулатурой: организации- производители уменьшали НДС к уп­лате на сумму налога, уплаченного в составе цены приобретенной макула­туры ее поставщикам, добросовестно полагая, что принимаемый ими к выче­ту НДС оплачен этими поставщиками. Однако проводимые фискальными ор­ганами проверки факта уплаты налога не всегда находили подтверждение та­кой уплаты, что приводило к бесконеч­ным судебным спорам о правомернос­ти применения налоговых вычетов. Выплаты из федерального бюджета по НДС с экспортных операций за 2012– 2014 гг. превышали сумму полученного налога, в результате чего прямые убыт­ки бюджета составили 45 млн руб., то есть фактически из бюджета украли больше, чем заплатили.

Рис. 1. Схема расчета и уплаты НДС до его отмены

Статистика растущего отрицатель­ного сальдо (рис. 1) привела к тому, что с 01.10.2016 Федеральным законом «О внесении изменений в ст. 149 ч. II На­логового кодекса РФ» от 02.06.2016 № 174-ФЗ сделки по реализации макула­туры были освобождены от налогооб­ложения. Аналогичная отмена была произведена еще в 2008 г. в отношении операций по реализации лома и отхо­дов черных и цветных металлов. Целью такой меры было именно устранение отрицательного сальдо по НДС, исчис­ляемого к уплате заготовителям маку­латуры: сокращение объемов возмеще­ния НДС из бюджета, превышающих объемы поступления налога.

СТАЛО ПОСЛЕ ОТМЕНЫ НДС

Освобождение от НДС сделок по реализации макулатуры перенесло на­логовую нагрузку по уплате НДС с учас­тка заготовки на участок переработки. В результате были устранены возмож­ности неправомерной компенсации и уклонения от уплаты НДС за счет бюд­жета России (рис. 2). Также были пре­сечены схемы движения макулатуры на рынке, включающие многократную пе­рекупку макулатуры различными юри­дическими лицами, что приводило к увеличению цены на макулатуру и еще большим объемам неправомерных воз­мещений НДС из бюджета России.

Суммы выплат перерабатывающих предприятий по НДС за 2013–2017 гг., млн руб.

Год 2013 2014 2015 2016 2017 (прогноз)
Сумма выплат по НДС 2960,077 2703,637 4437,802 6222,814 13 516,56

Итогом освобождения от НДС сде­лок по реализации макулатуры стало увеличение налоговых отчислений от­расли в бюджет РФ на 116 %, что соста­вило дополнительно 7 млрд руб. (см. рис. 3 и таблицу). Выплаты переработ­чиков макулатуры по НДС увеличились на сумму отчислений, которые прежде не уплачивались заготовителями маку­латуры. Таким образом, бюджет России начал получать средства от уплаты НДС.

В рамках анализа выплат НДС ана­литическим центром СРО «Ассоциа­ция «Лига переработчиков макулату­ры» были получены данные от предпри­ятий с суммарным объемом переработки макулатуры 1,07 млн т/год (35 % суммарного объема переработки на территории России). Всего отрасль насчитывает чуть больше 60 перераба­тывающих предприятий с суммарным объемом переработки более 3 млн т/ год и около 2 тыс. заготовительных предприятий с суммарным объемом заготовки более 3 млн т/год.

ЧЕГО ХОТЯТ ОТ ВОЗВРАТА К НДС

Несмотря на явный положительный эффект отмены НДС, сомнения в доб­росовестности компаний-заготовите­лей подпитываются скандалами вокруг сектора заготовки, связанными с воп­росами налога на доходы физических лиц (НДФЛ), ставящими под сомнение объем вторичных материальных ресур­сов (ВМР), которые были сданы насе­лением.

Заготовка и переработка большинс­тва ценных фракций уже давно осу­ществляется хозяйствующими субъек­тами (наиболее успешно это происхо­дит в области лома и отходов черных и цветных металлов, макулатуры, а в на­стоящее время еще и пластика и стек­лобоя). Однако определенная доля вторсырья (макулатуры, пластика, стекла) по-прежнему уходит на свалки из-за серьезных препятствий, с кото­рыми сталкиваются заготовители и переработчики, привлекающие к сдаче вторсырья население и стимулирующие его материально путем покупки сдава­емого вторичного сырья. С чем при этом сталкиваются обе стороны сделки по покупке вторсырья?

Рис. 2. Схема расчета и уплаты НДС после его отмены

Негативное восприятие материаль­ного стимулирования населения как действия, направленного на обналичи­вание. Чаще всего такая оценка покуп­ки вторсырья приводит к тому, что банки, апеллируя к закону № 115-ФЗ от 07.08.2001 «О противодействии лега­лизации (отмыванию) доходов, полу­ченных преступным путем, и финанси­рованию терроризма» и используя его как «лекарство от всех проблем», без объяснения причин закрывают счета, лишая тем самым хозяйствующие субъ­екты права на предпринимательскую деятельность. При этом следует учесть следующее.

Несмотря на то что механизмы за­кона № 115-ФЗ не претерпели сущест­венных изменений с момента принятия закона, равно как принцип заготовки вторичного сырья, тем не менее, как показывает практика, достаточно толь­ко сослаться на закон № 115-ФЗ, чтобы отменить платеж или приостановить его исполнение, затребовать для про­верки дополнительные документы, при этом парализовав платежеспособность; отказать в рассчетно-кассовом обслу­живании, закрыть счет как самого пред­приятия или индивидуального пред­принимателя, так и его руководителя (если счет последнего в этом же банке); внести в черный список организацию и руководителей, что навсегда испортит репутацию компании и человека, и т. д.

При этом зачастую вышеуказанные последствия применения закона осно­ваны только на косвенных факторах и весьма расплывчатых рекомендациях ЦБ РФ, при применении которых даже территориальные управления феде­рального казначейства РФ получают неблагонадежную репутационную оценку.

Отрицание добросовестности насе­ления, которое сдает вторичное сырье, и связанные с ним:

необходимость доказывания прав сдатчика на вторичное сырье. Такой подход в корне пресекает возможность сбора брошенных (бесхозяйных) ве­щей, которые являются отходами и именно потому требуют удаления;

привлечение к административной ответственности за неподанную нало­говую декларацию по форме 3-НДФЛ;

привлечение к административной и/ или уголовной ответственности за осу­ществление предпринимательской де­ятельности, а в ряде случаев еще и с применением квалифицирующего при­знака – без наличия специального раз­решения на деятельность (лицензии).

Требование об уплате НДФЛ от «до­хода», полученного от сдачи вторично­го сырья. Несмотря на тот факт, что сдаваемое населением вторичное сырье фактически является ранее купленным им имуществом, утратившим по раз­ным причинам свои потребительские качества (имуществом, приобретенным за гораздо большие деньги, чем те, ко­торые получают от сдачи его на пункты вторсырья), действующим законода­тельством такая операция расценива­ется как доход гражданина.

В итоге появляются нелегально ра­ботающие пункты вторичного сырья, которые покупают у населения вторсы­рье, не предъявляя пугающих требова­ний о предъявлении удостоверения личности и не передавая сведений о сдатчике в фискальные и иные органы с контрольно-надзорными функциями (посредством передачи сведений, со­держащихся в приемо-сдаточных актах, журнала учета входящего сырья, кассо­вого журнала и т. п.). В этом случая у гражданина как бы не возникает необ­ходимости подачи налоговой деклара­ции и уплаты НДФЛ.

Рис. 3. График выплат перерабатывающих предприятий по НДС за 2013–2017 гг.

Тем самым население приучают к мысли о возможности получения мате­риального вознаграждения в обход официальных требований, дискреди­тируя отрасль вторичных ресурсов в глазах правоохранительных и фискаль­ных органов, а также банков, и услож­няя работу добросовестных заготови­телей и переработчиков ВМР.

Весной 2017 г. небольшая группа заинтересованных лиц (в основном входящих в НП «Совет промышлен­ных предприятий вторичной цветной металлургии») представила в Минп­ромторг России инициативу, впос­ледствии трансформированную в за­конопроект (ID проекта 02/04/04- 17/00064259 на сайте http://regulation. gov.ru). Целью предлагаемых измене­ний было обеспечение равных конку­рентных условий для различных групп экономических агентов и улучшение условий ведения бизнеса за счет со­кращения административной нагруз­ки, а также улучшение качества адми­нистрирования доходов бюджетной системы. Задачей стало пресечение злоупотреблений, связанных с приме­нением налоговой льготы в форме освобождения от уплаты НДС.

Способом решения поставленных задач, по мнению Минфина РФ, может стать признание покупателей отде­льных видов товаров налоговыми аген­тами и возложение на них обязанности по уплате в бюджет НДС в целях пре­сечения схем незаконного возмещения и уклонения от уплаты НДС.

Изначально инициатива касалась только вторичных алюминиевых спла­вов, однако к лету 2017 г. «разрослась» и до других товарных позиций, а имен­но: разработчики дополнили область ее применения ломом черных и цвет­ных металлов, сырыми шкурами, а так­же макулатурой. Предпосылками для разработки такого законопроекта пос­лужили злоупотребления, связанные с применением налоговой льготы, не­обоснованного налогового вычета (не­законное возмещение НДС с использо­ванием фирм-однодневок для создания «входного» НДС) [1].

Однако, несмотря на официальные цели и задачи отмены налоговой льготы по НДС, фактически это было иници­ировано вследствие нежелания добро­совестных переработчиков страдать из-за недобросовестных заготовителей, которые либо заготовили меньше, чем заявили и продали, либо не производи­ли с сырьем каких-либо работ по пред­варительной обработке сырья, о кото­рых заявили, и т. п. Таким образом, если раньше, когда операции по реали­зации облагались НДС, все шишки сы­пались на сектор заготовки, но входной НДС переработчиков не страдал, то после отмены НДС риски перешли в зону ответственности переработчика. Начал «сыпаться» тот самый входной НДС, который заготовители принима­ли к вычету, уменьшая на его сумму налоговую базу, с которой рассчитыва­ется налог к уплате. Предприятия, име­ющие весьма устойчивое положение, рисковать такими вещами, как наличие материально-технической базы, зачас­тую владение объектами недвижимос­ти, внушительный штат сотрудников (в противовес более мобильному положе­нию заготовителя, у которого не столь существенная материально-техничес­кая база и небольшой штат сотрудни­ков), не захотели. Кстати, именно ста­бильное положение заготовителей пре­допределяет, по их мнению, выбор в их пользу между заготовителем и перера­ботчиком по критерию добросовест­ности.

Новая версия поправок (осень 2017 г.) исключила из области своего дейс­твия такую товарную группу, как маку­латура, что весьма странно, так как ог­лашенные Минфином России предпо­сылки для разработки такого законопроекта применимы абсолютно ко всем изначально указанным товар­ным позициям.

Таким образом, разработчики либо по каким-то причинам, подтвердив от­сутствие злоупотреблений, связанных с применением налоговой льготы в от­ношении операций по реализации ма­кулатуры, отказались от идеи примене­ния принципа обратного взимания НДС в отношении макулатуры, либо просто решили «понять, на какие от­расли его надо распространить, потому что проблема не только с ломами, но и еще с рядом продуктов, которые пос­тупают без НДС (собираются, выращи­ваются), и потом его уже двигать по всем таким товарам». И, если второй вариант наиболее перспективен (а именно такое мнение было высказано заместителем министра финансов РФ Ильей Труниным), то уже ко второму чтению данного законопроекта в Госу­дарственной Думе макулатура снова окажется в перечне поименованных проблемных позиций.

Странно выглядит и тот факт, что предпосылки для отмены налоговой льготы по НДС полностью повторяют предпосылки, послужившие основани­ем для отмены НДС, которая дала ма­тематически неопровержимый поло­жительный эффект для бюджета Рос­сии. В то же время с уверенностью можно утверждать, что ожидаемое улучшение администрирования налога при таких обстоятельствах сомнитель­но, равно как и достижение поставлен­ных целей, и решение обозначенных задач. Зато абсолютно не вызывает сом­нений, что предложенный порядок ад­министрирования НДС создаст благо­датную почву для новых мошенничес­ких схем по незаконному изъятию налога из бюджета либо в виде предъ­явленного налога к вычету и тем самым уменьшения налоговой базы, либо в виде налога, предъявленного к возме­щению. Но, если раньше этому могли воспрепятствовать налоговые и/или правоохранительные органы, то при предложенном порядке администри­рования НДС дискредитировать «вход­ной» НДС налогоплательщика будет очень сложно. А принимая во внима­ние, что «создание» якобы проданного товара, с оплаты цены которого «доб­росовестным» налогоплательщиком будет исчислен, удержан и уплачен НДС, является уже давно и хорошо проработанной практикой, придумы­вать ничего нового не придется. В то же время налогоплательщики, освобож­денные от обязанности по уплате нало­га, являющиеся покупателями указан­ной группы товаров и признаваемые налоговыми агентами по НДС, станут совершенно надуманным объектом из­быточного администрирования.

Отсюда получается, что либо разра­ботчики недооценили всех обстоя­тельств и искренне заблуждаются в своей уверенности в необходимости изменений, либо преследуются чьи-то конкретные цели, пусть даже и посредс­твом «победы» того, что еще недавно вызывало гордость.

ЛИТЕРАТУРА
  1. Проект Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно- тарифной политики РФ на 2018 год и плановый период 2019 и 2020 г.
 
Развернуть

Особенности регулирования деятельности по обращению с ОЭЭО

Обращение с ОЭЭО – деятельность, регулируемая сразу несколькими отраслями законодательства, и порой бывает непросто разобраться, какие документы нужно оформлять в том или ином случае. Данная статья призвана помочь в этом.

Удивительно, как многое меняет смещение акцентов, на первый взгляд, несущественное. Толь­ко привыкли, что для работы с так называемым электронным ломом (процессорами, оперативной памятью, жесткими дисками, мате­ринскими платами и всем, что связа­но с компьютерами, а также телефо­нами, смартфонами и их платами, электротехникой и пр.) достаточно лицензии на лом цветных металлов и карты спецучета из Пробирной пала­ты, как стартовала в 2014 г. реформа отрасли по обращению с отходами, и все изменилось.

Уверенность в достаточности до­кументов, позволяющих работать с указанной категорией материалов, пошатнулась, раскачиваемая коммен­тариями «экспертов» всех мастей и уровней подготовленности. Как это часто бывает с пересказанной инфор­мацией, полученной «из достоверно­го источника», она становится исти­ной, которая в свою очередь трансли­руется уже безоговорочно и без оглядки на нормативно-правовую базу. Ситуация отягощается тем, что давно введенное в отрасли обращения с ломами черных и цветных металлов регулирование (правила по обраще­нию с ломом черных и цветных ме­таллов, положение о лицензировании деятельности по заготовке, хранению, переработке и реализации лома чер­ных, цветных металлов, перечни раз­решенных для приема от физических лиц лома и отходов цветных метал­лов, утверждаемые органом государ­ственной власти субъекта РФ) не ре­гулирует деятельность с ломом элек­тронным. Попробуем разделить мифы и реальность, не усложняя при этом и без того запутанную ситуацию.

ПРЕДМЕТ РЕГУЛИРОВАНИЯ

Электронный лом, электрические и электронные отходы, отходы элек­тронного и электротехнического обо­рудования (ОЭЭО) – все это названия одной и той же категории товаров, утративших свои полезные свойства. Понятие электронного лома в законо­дательстве РФ не существует, поэтому в различных источниках используют­ся разные трактовки и понятия. В од­ном случае эти понятия привязаны к обращению с опасными отходами, в других – к обращению с ломом драго­ценных металлов и (или) с ломом и отходами черных и цветных металлов. В условиях отсутствия в Российской Федерации системы законодательных требований в данной сфере последнее время российские трактовки этого по­нятия базируются на определениях директив Европейского союза:

  • 2011/65/EC on theRestriction of the use of certain Hazardous Substances in Electrical and Electronic Equipment (RoHS) (Об ограничении использова­ния определенных опасных веществ в электрическом и электронном обо­рудовании);
  • 2012/19/EC on Waste Electrical and Electronic Equipment (WEEE) (Об от­ходах электрического и электронного оборудования).

Электрическое и электронное обо­рудование (ЭЭО) – оборудование, работа которого зависит от электри­ческого тока или электромагнитных полей, а также оборудование для про­изводства, передачи и измерения по­добного тока и полей и оборудование, спроектированное для использова­ния с максимальным напряжением, не превышающим 1000 В для пере­менного тока и 1500 В для постоян­ного тока.

Отходы электрического и элек­тронного оборудования (ОЭЭО) – электрическое или электронное обо­рудование, бывшее в употреблении, включая все компоненты, узлы, рас­ходные материалы, которые являются частью оборудования на момент его снятия с эксплуатации.

связи с отсутствием в РФ анало­гичного понятийного аппарата регу­лирование данной сферы осуществ­ляется посредством совокупности законодательных норм, применяемых комплексно или выборочно в зависи­мости от специфики обращения с ОЭ­ЭО в России и за ее пределами.

МИФЫ
  1. ОЭЭО однозначно являются опасным отходом

ОЭЭО как товар по своему ассор­тименту, а также физическим и хими­ческим свойствам содержащихся в нем компонентов могут попадать в пере­чень опасных отходов, например, лом электрооборудования или электротех­нические узлы, включающие гальвани­ческие элементы, батареи, ртутные переключатели, стекло катодно-луче­вых трубок и другое стекло, имеющее активное покрытие, или загрязненные кадмием, ртутью, свинцом, полихло­рированными дифенилами при уровне концентрации от 50 мг/кг и выше. По­этому обращение с ОЭЭО подпадает под действие Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах про­изводства и потребления» (закон № 89-ФЗ) и подлежит лицензированию в порядке, предусмотренном Федераль­ным законом от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (закон № 99-ФЗ), а так­же постановлением Правительства РФ от 03.10.2015 № 1062 «О лицензирова­нии деятельности по сбору, транспор­тированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отхо­дов I–IV классов опасности».

Однако при этом следует отметить, что ОЭЭО, несмотря на слово «отхо­ды» в своем наименовании, не всегда представляют собой отход, так как помимо признаков отнесения товаров к категории «отход» (остатки сырья, материалов, образовавшиеся в про­цессе производства, предназначенные для удаления, с утраченными потре­бительскими свойствами) важно еще и наличие таких условий, как:

  • наличие уставной, проектной, технологической и иной документа­ции, позволяющей относить вещества (материалы), образующиеся на пред­приятии в результате хозяйственной и иной деятельности, к отходам или к продукции;
  • наличие (при отнесении ОЭЭО к сырьевой продукции) или отсутствие (при отнесении к отходам) разрабо­танных и утвержденных технических условий (ТУ) на вторичное сырье или подобные продукты на основе указан­ных веществ и материалов. ТУ долж­ны учитывать государственные и от­раслевые стандарты, санитарно-гиги­енические нормативы и правила, природоохранные требования, нормы законодательства о техническом ре­гулировании, в т. ч. (при наличии) технологического регламента на та­кие вещества и материалы;
  • идентификация юридическим лицом или индивидуальным предпри­нимателем указанных веществ и ма­териалов в первичной документации при их реализации сторонним лицам на договорной (в том числе на безвоз­мездной) основе в соответствии с уставной и иной документацией;
  • отражение в хозяйственном, бух­галтерском учете предприятия опера­ций с указанными веществами и ма­териалами в качестве операций с про­дукцией или отходами.
  1. Для работы с ОЭЭО нужна ли­цензия на обращение с ломом дра­гоценных металлов

Одним из главных направлений деятельности предприятий, работа­ющих с электронным ломом, являет­ся переработка лома и отходов, кото­рые содержат драгоценные металлы, с целью получения из них вторичного сырья, содержащего лом и отходы драгоценных металлов, и их последу­ющего извлечения из вторичного сы­рья. К драгоценным металлам отно­сятся золото, серебро, палладий, пла­тина, иридий, родий, рутений, осмий и их химические соединения и спла­вы. Согласно Федеральному закону от 26.03.1998 № 41-ФЗ «О драгоцен­ных металлах и драгоценных кам­нях», лом и отходы драгоценных ме­таллов подлежат сбору и обязатель­ному учету индивидуальными предпринимателями, организациями (в том числе воинскими частями и воинскими формированиями), в ко­торых образуются лом и отходы дра­гоценных металлов. Собранные ин­дивидуальными предпринимателями и организациями, за исключением воинских частей и воинских форми­рований, в процессе собственного производства лом и отходы драгоцен­ных металлов, а также ювелирные и другие изделия из драгоценных ме­таллов собственного производства, нереализованные и возвращенные производителю, могут обрабатывать­ся (перерабатываться) самостоятель­но такими индивидуальными пред­принимателями и организациями без направления на аффинаж драгоцен­ных металлов. В связи с этим органи­зациям необходимо получать такой разрешительный документ, как Уве­домление о постановке на специаль­ный учет в Государственной инспек­ции пробирного надзора. Лицензии на право работы с ломом драгоцен­ным металлов не существует.

  1. Для работы с ОЭЭО доста­точно лицензии на право обраще­ния с ломом цветных металлов, уведомления о постановке на спе­циальный учет в инспекции про­бирного учета

Вне зависимости от того, как были идентифицированы материалы, явля­ющиеся по факту ЭЭО (процессоры, оперативная память, жесткие диски, материнские платы и все, что связано с компьютерами, а также телефоны, смартфоны и их платы, электротех­ника и пр.), их приобретение с после­дующим хранением, переработкой и реализацией (за исключением случаев реализации лома черных и цветных металлов, образовавшегося у юриди­ческих лиц и индивидуальных пред­принимателей в процессе собствен­ного производства) подлежит лицен­зированию в порядке, предусмотренном законом № 99-ФЗ, а также постанов­лением Правительства РФ от 12.12.2012 № 1287 «О лицензировании деятельности по заготовке, хранению, переработке и реализации лома чер­ных и цветных металлов».

Юридическим лицам и индивиду­альным предпринимателям, в резуль­тате деятельности которых образует­ся лом и отходы драгоценных метал­лов, необходимо получать уведомление о постановке на специальный учет в Государственной инспекции пробир­ного надзора. Иного разрешительно­го документа для осуществления та­кого сбора и самостоятельной пере­работки не требуется.

В связи с тем, что иная документа­ция, регламентирующая деятельности по обращению с ОЭЭО, зависит от идентификации веществ (материалов), ее можно формально разделить на не­сколько групп:

  • в случае если ОЭЭО являются отходами, что подтверждается соот­ветствующими документами (устав­ной, проектной, технологической и иной документацией, позволяющей отображать в хозяйственном, бухгал­терском учете предприятия операции с указанным товаром в качестве опе­раций с отходами), для деятельности, связанной с его сбором, обработкой, утилизацией и др. требуется лицензия на сбор, транспортирование, обработ­ку, утилизацию, обезвреживание, раз­мещение отходов I–IV классов опас­ности;
  • в случае экспорта таких ОЭЭО потребуется также лицензия на транс­граничное перемещение отходов, вы­даваемая Минпромторгом России на основании разрешения Федеральной службы по надзору в сфере природо­пользования (Росприроднадзора Рос­сии) на трансграничное перемещение при условии наличия у соискателя ли­цензии следующих документов: внеш­неторгового договора (контракта), приложения и (или) дополнения к не­му (для разовой лицензии), а в случае отсутствия внешнеторгового договора (контракта) – копии иного документа, подтверждающего намерения сторон; лицензии на осуществление деятель­ности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезврежива­нию, размещению отходов I–IV клас­сов опасности и деятельности по заго­товке, хранению, переработке и реали­зации лома черных, цветных металлов, а также уведомления о постановке на специальный учет в территориальном органе Пробирной палаты России; иных документов, если они определе­ны Решением Комиссии Евразийского экономического союза и нормативны­ми правовыми актами РФ, на основа­нии которых введено лицензирование данного товара;
  • если утилизируемые ОЭЭО стано­вятся сырьевым товаром, содержащим драгоценные металлы, что подтвержда­ется соответствующими документами, указанными в п. 1 настоящей статьи, то в случае их экспорта потребуется полу­чение лицензии на экспорт и (или) им­порт товаров (согласно приложению № 7 к Договору о Евразийском экономи­ческом союзе от 29.05.2014), выдавае­мой Минпромторгом России на осно­вании разрешения Минфина России о возможности (невозможности) или экономической целесообразности (не­целесообразности) промышленного извлечения драгоценных металлов из сырьевых товаров на территории того государства, где добыты эти сырьевые товары, а также при условии наличия у соискателя лицензии следующих доку­ментов: документов о содержании дра­гоценных и сопутствующих извлекае­мых металлов, оформленных в соответствии с законодательством государства-члена; копий документов, подтверждающих законность приобре­тения (владения) товаров, содержащих драгоценные металлы (для юридиче­ских лиц и индивидуальных предпри­нимателей, имеющих право осуществ­лять операции с драгоценными металлами в соответствии с законода­тельством государства-члена).

В случаях экспорта электронного лома как сырьевого товара его клас­сификация может производится с учетом следующих документов:

1) Пояснения к единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономи­ческого союза (ТН ВЭД ЕАЭС) (Том IV. Разделы XIV–XVI. Группы 71–84): 7112 99 – прочие; 7112 99 0000 – вто­ричное сырье (электронный лом) с со­держанием драгоценных металлов. В данную товарную позицию включают­ся отходы и лом в металлической фор­ме, годные только для извлечения дра­гоценного металла или для использования в качестве основы при производстве химических реактивов, в частности, отходы и лом электрон­ных плат и аналогичных изделий, со­держащие драгоценный металл (на­пример, золото или серебро);

2) ГОСТ Р 53691-2009. Националь­ный стандарт Российской Федерации. Ресурсосбережение. Обращение с от­ходами. Паспорт отхода I–IV класса опасности. Основные требования (утв. и введен в действие Приказом Ростех­регулирования от 15.12.2009 № 1091- ст), Ж.1. Зеленый список отходов): GC – прочие отходы, содержащие метал­лы; GC010 – лом электротехнический, состоящий целиком из металлов и сплавов; GC020 – лом электротехни­ческий (например, печатные платы, электронные базовые элементы, при­годные для регенерации неблагород­ных и драгоценных металлов).

При этом важно отметить, что в со­ответствии с примечанием № 1 к при­ложению Ж (Зеленый список отходов) перечни отходов, содержащиеся в при­ложениях VIII и IX Приложения Ж, не предназначены для определения того, является ли тот или иной материал отходом, и не задуманы как исчерпы­вающие. Они подлежат поправкам и корректировкам. Это означает, что даже если сырьевой продукт (элек­тронный лом) с содержанием драго­ценных металлов классифицируется как отход в соответствии с приложе­нием IX (Приложение Ж), это не озна­чает, что рассматриваемый материал всегда представляет собой отходы.

Переработка и утилизация военной техники и оборудования (среди кото­рого также есть электронное и элек­тротехническое оборудование) явля­ется отдельным видом деятельности со своими особенностями регулиро­вания, которые мы не конкретизиру­ем в указанной статье в силу специ­фики журнала «ТБО».

ЧТО НЕ ПОДЛЕЖИТ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЮ (ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ОЭЭО)?

Не подлежат лицензированию:

  • накопление отходов – временное складирование отходов (на срок не более чем одиннадцать месяцев) в ме­стах (на площадках), обустроенных в соответствии с требованиями зако­нодательства в области охраны окру­жающей среды и законодательства в области обеспечения санитарно-эпи­демиологического благополучия на­селения, в целях их дальнейших ути­лизации, обезвреживания, размеще­ния, транспортирования;
  • образование отходов.

Получается, не так страшен черт, как его малюют. Хотя, безусловно, от­расль ОЭЭО требует специального отраслевого регулирования. Оно уже разработано и проходит определенные стадии согласования. Возможно, оно не окажется идеальным инструментом регулирования, но путь осилит иду­щий, а не ждущий.

 
Развернуть

Сбор и транспортирование: взгляд после 01.01.2018

Одним из самых ожидаемых документов 2017 г. стал законопроект № 222886-7, получивший 31.12.2017 статус федерального закона № 503-ФЗ и доставивший немало радости узкой группе лиц, особо его ожидающих. В очередной, 333-й раз он изменил правила игры в отрасли по обращению с отходами, и без того непрерывно меняющейся в силу реформирования.

Говоря словами героя знакового произведения известного математика Льюиса Кэрролла, «видишь, все куда-то движется и во что-то превращается, чем же ты недовольна»? Но именно постоянная работа над ошибками с трансформацией всего хорошего во что-то еще более хорошее не внушает уверенности, что результат этой трансформации не приведет к новым ошибкам. И они не заставили себя ждать.
Закон № 503-ФЗ от 31.12.2017 внес изменения в ст. 1 закона № 89-ФЗ, уточнив понятие «сбор», под которым с 01.01.2018. понимается деятельность по приему отходов в целях их обработки, утилизации, обезвреживания, размещения лицом, осуществляющим их обработку, утилизацию, обезвреживание, размещение. Прием отходов для целей их транспортирования и пере¬дачи хозяйствующим субъектам, осуществляющим деятельность по их обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению, работами по сбору не являются.
На официальном сайте Департамента Росприроднадзора РФ по Северо-Западному федеральному округу 26.01.2018 появилось сообщение, разъясняющее смысл внесенных поправок в отношении уже выданных до даты вступления в силу закона № 503-ФЗ лицензий на одновременное право осуществления таких работ, как сбор и транспортирование, без наличия прав на осуществление иных видов работ в отношении опасных отходов. Согласно позиции территориального органа Росприроднадзора РФ, лицензии, предоставленные до 01.01.2018, в составе деятельности которых указаны исключительно работы по сбору и транспортированию отходов I–IV классов опасности, подлежат переоформлению в соответствии с ч. 1 ст. 18 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее закон № 99-ФЗ) в связи с изменением перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности.
Данное разъяснение не противоречит нормам законодательства, так как действительно ч. 1 ст. 18 закона № 99- ФЗ содержит в качестве основания для переоформления лицензии изменение перечня выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности. При этом ч. 9 ст. 18 закона № 99-ФЗ содержит указание на обязанность лицензиата в заявлении о переоформлении лицензии сообщить о тех работах (услугах), выполнение (оказание) которых лицензиатом прекращается.
Однако, несмотря на то, что уполномоченный орган своевременно давал достаточно полную информацию по данному вопросу, рынок операторов по обращению с опасными отходами быстро наполнился слухами о необходимости обязательного и незамедлительного переоформления таких лицензий. Безусловно, это вызвало недовольство игроков рынка, затративших немало времени и средств, чтобы по¬лучить указанную лицензию. Справедливости ради следует сказать, что по сложившейся практике в Северо-Западном регионе лицензии на транспортирование без сбора выдавались лишь немногим соискателям лицензии, так как мнение территориального органа Росприроднадзора (отдельно взятых его специалистов) было таково: транспортирования без сбора не бывает.
Насколько верны слухи о срочности переоформления, а также о наличии или отсутствии ответственности за промедление? Разберемся.
Закон № 99-ФЗ содержит указание на конкретный срок, связанный с переоформлением ранее выданной лицензии, в течение которого лицензиат должен совершить действия, направленные на переоформление ранее полученной лицензии:
•    ч. 5 ст. 18 – 15 рабочих дней со дня внесения в ЕГРЮЛ изменений о юри¬дическом лице в случае его реорганизации в форме преобразования;
•    ч. 14 ст. 20 – не позднее чем за 15 календарных дней до дня фактического прекращения лицензируемого вида деятельности.
Положения ч. 6.1 ст. 22 закона № 99-ФЗ неприменимы к лицензиям, до 01.01.2018 выданным на осуществление только сбора и транспортирования отходов I–IV классов опасности, так как:
•    вид деятельности – сбор, транспортирование, обработка, утилизация, обезвреживание, размещение отходов I–IV классов опасности – не претерпел изменений (наименование вида деятельности не изменено);
•    изменения, внесенные в ст. 1 за¬кона 89-ФЗ, не изменяют самого перечня работ (расширяя или исключая его), осуществляемых в составе конкретного вида деятельности, а имен¬но деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I–IV классов опасности. Они меняют только определение понятия «сбор».
Таким образом, можно сделать вы¬вод, что закон № 99-ФЗ не содержит прямого указания на срок, в течение которого лицензиат должен обратиться в лицензирующий орган с заявлением о переоформлении ранее полученной лицензии в связи с намерением прекратить осуществление одного из ранее заявленных к осуществлению видов работ ввиду изменения его определения, прямо запрещающего его осуществление с 01.01.2018 при отсутствии иных видов работ, кроме транспортирования.
Следовательно, лицензиаты, получившие лицензию на право осуществления таких видов работ, как сбор и транспортирование отходов I–IV классов опасности, в связи с внесением изменений в закон № 89-ФЗ в части, касающейся понятия «сбор», не вправе осуществлять деятельность по сбору отходов, указанных в их лицензии, с целью их последующего транспортирования в целях передачи третьим лицам, осуществляющим в отношении них обработку, утилизацию, обезвреживание, размещение, но при этом и не обязаны переоформлять лицензию.
Однако следует помнить, что осуществление предпринимательской деятельности с нарушением и/или с грубым нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрено ч. 3, 4 ст. 14.1 КоАП РФ, то есть ответственность может и будет применена к тем лицензиатам, которые после 01.01.2018 будут осуществлять сбор отходов вопреки установленному запрету на такие работы (при наличии у лицензиата только разрешения на транспортирование отходов).
При этом под нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), будут понимать нарушение лицензионных требований (п. 3 Положения о лицензировании деятельности по сбору, транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I–IV классов опасности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 03.10.2015 № 1062 «О лицензировании деятельности по сбору, транспортированию, об¬работке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов I–IV классов опасности»).
Грубым нарушением лицензионных требований является невыполнение лицензиатом требований, предусмотренных п. 3 вышеуказанного положения, а также:
• допуск к деятельности в области обращения с отходами лиц, не имеющих профессиональной подготовки, подтвержденной свидетельствами (сертификатами) на право работы с отходами I–IV классов опасности;
• использование объекта размещения и (или) обезвреживания отходов I–IV классов опасности с отступлениями от документации, получив¬шей положительное заключение государственной экологической экспертизы, повлекшее за собой последствия, установленные ч. 11 ст. 19 закона № 99-ФЗ.
Следовательно, паника, поднятая среди операторов по обращению с опасными отходами, не основана на реально произошедших изменениях. С переоформлением лицензии можно не торопиться при условии соблюдения фактически установленного с 01.01.2018 запрета на осуществление деятельности по сбору отходов с целью транспортирования их третьим лицам, имеющим право на осуществление работ по обработке, утилизации, обезвреживанию, размещению отходов.

 
Развернуть

Бесхозяйственные вещи: возможность или проблема?

Если вы подбираете отходы, которые кто-то опять набросал, предположим, с обратной стороны вашей калитки, то вы уже являетесь нарушителем закона, особенно если вы их еще и на переработку сдадите. Никогда не задумывались об этом? А ведь так оно и есть, исходя из нашего законодательства.

Реализация целей обновленного закона № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», а также поручений Президента РФ в части стимулирования участия населения в сортировке и пе­реработке отходов, ликвидации объек­тов накопленного экологического ущерба сталкивается с рядом препятс­твий, существовавших задолго до по­явления соответствующих нормативно-правовых актов и президентских поручений. Среди таких препятствий налог на доходы физических лиц (НДФЛ), который нарушает права граждан, включая доходы от реализа­ции отходов личного потребления в налогооблагаемую базу при расчете налога, подлежащего уплате. Такие формулировки демотивируют населе­ние сдавать отходы в приемные пунк­ты, создают тенденции к развитию те­невых структур и операций. Помимо налога препятствием можно назвать и весьма непростое, с точки зрения закона, обоснование для возникновения прав на брошенные вещи, которые ма­лый бизнес и население должны бы собирать и сдавать для последующей пе­реработки, реализуя тем самым цели и задачи как вовлечения отходов в сис­тему сбора и переработки, так и ликвидации накопленного экологического ущерба (путем уменьшения незакон­ных свалок мусора и т. п.).

Аспекты НДФЛ достаточно подроб­но обсуждались в предыдущих номе­рах журнала, теперь рассмотрим воп­рос возникновения прав на безхозяй­ные вещи. Сделаем это на примере лома и отходов черных и цветных ме­таллов.

Объекты гражданских прав, к кото­рым относят вещи, включая иное иму­щество (в частности лом и отходы ме­таллов), могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к дру­гому в порядке универсального право­преемства (реорганизация юридичес­кого лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте (ст. 128, 129 ГК РФ).

Отдельное внимание следует уде­лить иным способам перехода объек­тов гражданских прав от одного лица к другому, так как документальное под­тверждение сделок с бесхозяйными вещами (ст. 225 ГК РФ), а именно с те­ми, которые не имеют собственника или собственник которых неизвестен либо, если иное не предусмотрено за­коном, от права собственности на ко­торые собственник отказался (ст. 226 ГК РФ), зачастую воспринимается хо­зяйствующими субъектами, осущест­вляющими деятельность по обраще­нию с ломом и отходами черных, цвет­ных металлов, весьма легкомысленно, а в ряде случаев и вообще подменяется само понятие бесхозяйной вещи. Так, ГОСТ Р 54565-2011 содержит понятие бесхозного лома, которое устанавли­вает, что металлический лом и отходы цветных металлов и сплавов, прина­длежность которых невозможно уста­новить, является бесхозным. И при всей кажущейся фонетической тождес­твенности терминов и, возможно, их смысловой нагрузки понятие «бесхоз­ный лом» не может использоваться, так как оно явно было включено в от­раслевой стандарт для обозначения предмета сделок с брошенным ломом, чей хозяин не определен, отсутствует и/или отказался от своих прав на лом, но при этом фактически противоречит существующему понятию «бесхозяй­ные вещи», тем самым путая предста­вителей бизнеса и позволяя ведомс­твам, надзирающим за соблюдением законности и правопорядка, использо­вать данную нормативную коллизию, произвольно выбирая применяемую норму в каждом конкретном случае.

Если это не исключается нормами ГК РФ о приобретении права собствен­ности на вещи, от которых собствен­ник отказался (ст. 226), о находке (ст. 227 и 228), право собственности на бесхозяйные движимые вещи может быть приобретено в силу приобретательной давности.

Так, лицо, в собственности, владе­нии или пользовании которого нахо­дится земельный участок, водный объ­ект или иной объект, где находятся брошенные лом металлов, бракован­ная продукция, топляк от сплава, отва­лы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы произ­водства и другие отходы, имеет право обратить эти вещи в свою собствен­ность, приступив к их использованию или совершив иные действия, свиде­тельствующие об обращении вещи в собственность. Другие же брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по заявлению этого лица они признаны судом бесхозяйными.

Таким образом, обращение в собственность брошенного лома металлов возможно только в двух описанных случаях. Иное основание для обращения в собственность бесхозяйной вещи действующим законодательством неиных полезных фракций?

Пока перечисленные Гражданским кодексом нормы права не рассматрива­ются в привязке к конкретным жизнен­ным ситуациям, они звучат вроде бы логично и понятно, но в контексте вто­ричного сырья, которое население или малый бизнес могут и (по целеполага­нию проводимых реформ в области об­ращения с отходами) должны собирать, тем самым возвращая полезные фрак­ции, содержащиеся в брошенных вещах, в хозяйственный оборот и ликвидируя накопленный экологический ущерб, оче­видными и понятными данные положе­ния уже не кажутся и уж точно не явля­ются стимулирующими возвращение отходов в хозяйственный оборот.

Обратить бесхозяйные вещи в собс­твенность, отсутствие которой у сдат­чика вторсырья не дает ему права на распоряжение ею (например, сдать на утилизацию), крайне хлопотно и не­удобно, если только это не брошенные вещи, находящиеся на земельном учас­тке, принадлежащем сдатчику на праве собственности, владения или пользо­вания: ведь это единственный случай, когда вы вправе обратить в свою собс­твенность эти вещи без выполнения каких-то дополнительных действий, кроме тех, которые свидетельствуют об их использовании (хотя и у указан­ного способа много очевидных пробе­лов). Кроме того, отсутствие прав на бесхозяйные вещи ставит под вопрос и те затраты, которые произвел утили­затор, приобретая их в качестве необ­ходимого для его технологического процесса вторичного сырья у лиц, ко­торые то ли являются собственником вещи, то ли нет. За исключением тако­го пути, как получение судебного ре­шения, принятого по заявлению лица, обнаружившего бесхозяйную вещь и вступившего во владение ею, доказать, на каком основании бесхозяйная вещь была обращена в собственность лица, ее обнаружившего, будет крайне за­труднительно. Следует учитывать и тот факт, что лом и отходы черных и цвет­ных металлов, равно как и отходы вы­ше V класса опасности являются ве­щью, на обращение с которой требует­ся специальное разрешение – лицензия. Это прямо предусмотрено законом № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», следовательно, отсутствие разрешительной докумен­тации является дополнительным рис­ком. Исключением являются отходы, образованные у юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в процессе собственного производства, а у физических лиц – в процессе собс­твенного потребления.

Таким образом, пока вовлечение бесхозяйных вещей в хозяйственный оборот для предотвращения их нега­тивного воздействия на окружающую среду и здоровье граждан, а также для сокращения образования отходов и ликвидации накопленного экологичес­кого ущерба – это скорее тема для об­суждения, чем реальный рабочий инс­трумент для совершения каких-либо действий, нацеленных не на развитие теневых операций со вторичными ре­сурсами, а на легальный сбор таких ресурсов.